войти кнопки соц.сетей
Последние публикации
11 октября 2012 в 08:52

О сущности протестных настроений в России.

Недовольство своим настоящим, жизнь мечтами о лучшем будущем и стенаниями об ушедшем в прошлое золотом веке отечественной истории вековая черта весьма значительной политически активной части российского общества. Очень часто именно эта политически активная часть общества, недовольная российским настоящим, оказывалась способной если не изменить ход отечественной истории, усугубив её войнами, раздорами, кризисами, смутами и т.п., то в значительной степени повилять на него. Такая ситуация существует в российском обществе практически постоянно на протяжении вот уже многих столетий. Почему?

Идеальное общественное устройство создать невозможно в принципе. Возможно лишь минимизировать разного рода дискомфорт для как можно большего количества граждан. Протестные настроения были всегда и во всех обществах. Западные общества считают многообразие мнений в общественно-политической сфере, конкуренцию как таковую безусловным благом. Можно сказать, что плюрализм есть часть западной культуры. Но проявления плюрализма на Западе, даже самые эпатажные и экстравагантные, не подразумевают демонтаж исторически сложившейся на Западе системы ценностей, а существуют внутри этой системы, являясь её частью. Ни одно движение на Западе, ни одна революция не посягали на изменение цивилизационно-исторического кода Запада. Поэтому и отношение к протестным движениям там довольно терпимое. Так называемые «агенты влияния» на Западе возможны, но, как показывает история, их деятельность практически всегда оказывается локализована, в том числе и ментальной убеждённостью западного обывателя в превосходстве «своей» системы ценностей, своего образа жизни. Собственно, европоцентризм мышления признак не только западного обывателя.

При этом Запад для очень и очень многих реформаторов оставался в большей или меньшей степени образцом для подражания, поскольку являл собой пример практической эффективности и исторического динамизма. Для многих (если не для всех) российских реформаторов он был ещё и эстетически привлекателен.

Тоже относится и к оппозиционерам. Иногда искренне желая изменить жизнь в стране к лучшему, они апеллировали к западным стандартам как к наиболее эффективным и эстетически привлекательным. Но Запад практически всегда рассматривал нашу страну как глобального конкурента. И дело не только в том, что Россия могла эффективно ответить на военно-политический вызов Запада (оставаясь в таком качестве чуть ли не единственной страной мира наряду с Японией после «революции Мэйдзи» которая произошла лишь в конце 19 века. До этого времени только Россия могла отразить вызов Запада так, что поставить сам Запад на грань геополитической катастрофы. Это повторялось примерно раз в столетие, начиная с 18 века, когда русские верхом или на танках оказывались в центре Европы, усмиряя очередного агрессора). Россия (особенно советская), в отличие от всех других стран и цивилизаций, предъявляла миру равновеликую по степени привлекательности систему ценностей, мировая победа которой означала бы историческую смерть Запада именно как цивилизации. Особенно остро эта коллизия проявилась во время «холодной войны».

Поэтому российские оппозиционеры, в большинстве своем, оставаясь убеждёнными западниками и иногда желая своей стране процветания, были в тоже время вольными или невольными агентами Запада, проводником его интересов в нашей стране. К чему приводила победа такой оппозиции, свидетельствует и 17-й год, и 91-й год. И сегодня у нас нет оснований полагать, что будет как-то по-другому, но лучше. Будет только хуже, так как, в отличие, от 17-го и 91-го года положение России намного более уязвимо.

Подведём итоги:

1.Оппозиция против социально-политической системы России была всегда.

2.Эта оппозиция всегда была прозападной.

3.Победа такой оппозиции всегда означала существенное ослабление России практически во всех отношениях.

4.Блокировать такого рода оппозицию могло только сильное государство авторитарными методами.

5.Государственная власть при этом должна была сама проводить, как правило, прозападные реформы, повышая собственную конкурентоспособность и снижая уровень социальной напряжённости (если таковая имелась), то есть сочетать разумные репрессии с эффективными реформами (примеров результативности такого подхода очень много, но, как правило, упоминают, прежде всего, Китай).

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru