войти кнопки соц.сетей
Последние публикации
11 февраля 2019 в 12:08

Федеральное агентство новостей. Проще закопать — и умыть руки: переработчики вторсырья банкротятся на фоне роста тарифов и свалок (ВИДЕО)

Первый блин комом — в подобных выражениях россияне оценили предварительные результаты активной фазы мусорной реформы. Жители деревни Аджером Республики Коми, как и раньше, кидают свои отходы прямо в сугроб или выгребные ямы. Железные баки кое-где стоят, но они всегда переполнены.


«До сих пор сюда выливаем, — показывает рукой на старую помойную яму местная жительница Дина Казакевич. — У нас нет контейнеров, и у нас проблема с жидкими отходами. В туалет это не выльешь, нельзя. Вот сюда все выливаем, и жидкое, и сухое, и бутылки, и банки, и все на свете!»

Неподалеку другая мусорная куча. Неприятно, говорит сельчанка Юлия Казакова, но ничего не поделаешь.

«Раз в год помойку чистят, собаки растаскивают все это. Летом воняет, все открыто. Хотели поставить контейнеры, так и не дождались. Будем ждать», — сказала она.

В соседних селах картина немного приличнее: вместо стихийных мусорных свалок у дороги стоят аккуратно завязанные мешки. Администрация просит выставлять ТКО на выброс по субботам, когда приезжает спецмашина. «Некоторые выносят пораньше, в пятницу вечером, — рассказывает жительница поселка Приозерный Людмила Добрякова. — Там уже разорвано все… Лис вообще развелось, я не знаю!»

В деревне Визябож новые контейнеры в достатке, мусор вывозится регулярно. Однако за чистоту и порядок сельчане с ноября платят по двойным тарифам.

«Жителям с печным отоплением выставляют квитанции по стоимости многоквартирных домов с центральным отоплением, — пояснил участник проекта ОНФ «Генеральная уборка» в республике Коми Андрей Мишарин. — Для того чтобы выставляли квитанции по тарифу 51 рубль, а не 117, жителям необходимо в сельской администрации взять справку, подтверждающую, что у них дом с печным отоплением.

Эту справку они должны везти в компанию, которая выставляет счета, «Коми энергосбытовая компания». После того как все справки они принесут, им будут выставлять счета по стоимости для домов с печным отоплением».

В Республике Коми 758 населенных пунктов. 700 из них испытывают проблемы с вывозом ТКО, утверждают активисты Общероссийского народного фронта. Особенно, по словам Андрея Мишарина, страдает городской частный сектор.

«К сожалению, люди вынужден выносить мусор в контейнерные площадки, которые были оборудованы только возле многоквартирных домов, — говорит он. — Никаких изменений по новым контейнерам они не зафиксировали, а увидели лишь то, что в счетах у них добавилась строка «вывоз ТКО».

Местные активисты ОНФ предложили правительству региона выделить субсидии на покупку контейнеров и привлечь к решению проблемы регионального оператора.

Аналогичные проблемы встречаются во многих городах. Например, там, где должны быть площадки по вывозу отходов, в Смоленске формируются свалки строительного мусора.

«В данном случае это несанкционированная свалка, которой не должно здесь быть, — показывает эксперт ОНФ Дмитрий Миронов на интерактивную карту свалок. — По территориальной схеме обращения с отходами региональный оператор должен знать весь поток отходов.

Мы видим здесь строительные отходы, которые должны были быть включены в эту схему, потому что заранее понятно, где будет сноситься дом, где будет стройка».

Необоснованный рост тарифов за вывоз мусора и отсутствие работающей инфраструктуры вызвали протесты в Тюмени. Во многих домах цифры в квитанциях доходят почти до 700 рублей. Жители требуют расторгнуть действующую схему обращения с отходами и выбрать нового регионального оператора.

«Когда пошли навстречу одним и сказали: «Хорошо, мы не будем брать с квадратного метра, будем брать с проживающих», — тогда возмутилась другая часть. Сказали: «Мы живем в малогабаритной квартире, 5-6 человек, с чего мы должны платить за вывоз мусора в несколько раз больше, когда мы его больше производить не стали?»

В итоге обе эти половины сходятся во мнении: справедливо оплачивать коммунальную услугу, вывоз ТКО, по факту», — пояснил корреспонденту Федерального агентства новостей эксперт тюменского регионального отделения ОНФ, председатель курганского регионального отделения Российского экологического общества Сергей Завьялов.

Не состоялась мусорная реформа и в Курганской области — перед самым Новым Годом власти расторгли договор с региональным оператором. Причины все те же.

«Трехкомнатная квартира, трое проживающих, платят 30 рублей в месяц. Это примерно 10-12 рублей с человека в месяц. Должны были платить 150 рублей с каждого человека. За что? — возмущается Сергей Завьялов.

— Ничего не менялось. Менялось только желание регионального оператора построить завод, причем на деньги граждан. Это абсолютно неприемлемо. Если увеличивать стоимость, то услуга должна быть качественнее».

По данным ФАС, 26 субъектов Российской Федерации не смогли в полном составе перейти на новую систему обращения с ТКО. Территориальную схему их властям придется дорабатывать. По мнению экспертов ОНФ, в первую очередь регионы должны заинтересовывать «мусорных операторов» вывозить отходы на переработку.

Нужно ввести отдельные нормы, подзаконные акты, которые обязывали бы регионального оператора выставлять приоритеты, — считает эксперт ОНФ Антон Хлынов. — Пока, к сожалению, этого нет.

Нужно вводить тариф за объем образования отходов и сделать так, чтобы расчет в итоговом платеже был за тот объем, который вывезен. А не фиксированный, как у нас в ряде регионов вводится, в частности в Московской области, за квадратный метр. Вот этого не должно быть. Мы вступили в дискуссию с нашим профильным министерством по Московской области именно об этом».

Средний тариф по мусорной реформе в Екатеринбурге насчитывает 148 рублей с человека. Вместе с тем в некоторые мусороперерабатывающие компании с декабря не поступает сырье. Чтобы выйти в ноль, предприятие «Уралпрофэлит» должно ежемесячно получать 60 тонн. По словам директора Юрия Глухова, в январе не привезли и 20.

«Мне не дают сырье. Сырье пропало с рынка, потому что нету сортировки. Такая ситуация уже второй месяц. Его закапывают на свалке, это преступная халатность! Его проще закопать на полигоне — и руки умыть, как будто его не было, — сетует Глухов.

— То есть мы сейчас на грани закрытия, наше предприятие. У нас три [региональных] оператора. Я говорю: что с сырьем, куда вы все… Вот вы оператором стали, что вы делаете? Есть ли у вас сортировочный комплекс? Говорят: «Нет, нету».

В ОНФ подтверждают: практически во всех регионах переработчики жалуются на то, что не попали в территориальные схемы обращения с отходами. У кого-то проблемы с оформлением, а кого-то не включили туда намеренно. В результате переработка мусора буксует: региональный оператор просто не видит эти предприятия.

«Виноваты региональные власти, которые не сумели сделать нормальные территориальные схемы, — говорит Дмитрий Миронов. — Нельзя снимать ответственность и с федеральных министерств, которые должны были координировать работу регионов по составлению территориальных схем».

Региональные власти должны правильно рассчитать тариф для «мусорных операторов» и обеспечить мощности мусороперерабатывающих предприятий «вторичкой» благодаря раздельному сбору отходов. Последним эксперты ОНФ рекомендуют объединяться в профильные ассоциации и добиваться включения в региональные территориальные схемы всеми возможными способами.

Автор: Анастасия Алексеева; Борис Гришин

 
 
0
ОНФ в Коми
Пользователь запретил комментирование поста

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru