войти кнопки соц.сетей
6 января 2019 в 16:02

С Рождеством Христовым!

Зимнее путешествие на реку Великую (2008г.)

Пройдя раз Великий крестный путь, заболеваешь им навсегда.

Места здесь красоты неописуемой. Глядя на тронутые инеем купола соборов главного храмового комплекса Никольского мужского монастыря в селе Великорецкое, так органично вписавшегося в окружающий ландшафт, всякий раз поражаешься той красотой, которая, казалось, исходит из самых потаенных глубин православной России.

Весной и летом глаз радует изумрудная зелень шелковистой травы и распустившихся листьев. Завораживает пение птиц, стрекот кузнечиков. Зимой природа совсем другая. Я вырос на севере, и красотами зимнего леса меня не удивишь. И все же, та несуетная атмосфера, которая окружает здесь все, создает особый душевный настрой, покой и умиротворение. Сосновые боры, засыпанные белоснежным хрустальным покрывалом, пленяют своей первобытной красотой. Столетние сосны, изысканно расправив свои огромные лапы, словно убаюкивают окружающее пространство. Бескрайняя даль, зарастающих мелколесьем лугов, завораживает и наводит на грустные мысли о том, что когда-то здесь был цветущий край и огромное количество деревень и сел, заселенных трудолюбивым крестьянским людом.

В самый канун празднования Нового 2008-го года, я вместе с сыном Андреем и другом Олегом Симонюком, отправился на машине в село Великорецкое, в Никольский мужской монастырь, чтобы оказать посильную помощь братии, в восстановлении главного храма вятской земли.

Путешествие наше продлилось всего 8 дней, но оно оставило неизгладимое впечатление. Село Великорецкое находится ближе к Ухте, чем Киров на 80 километров. И хотя логичнее было сразу проехать до места назначения, мы решили переночевать в Кирове. Слишком велико было желание посетить Трифонов мужской монастырь, поклониться мощам святого Трифона и искупаться в монастырской купели. Нам повезло с погодой, было всего 10-12 градусов мороза. Едва расположившись в гостинице, мы поехали в монастырь. На наше счастье он был открыт. Своих попутчиков я заранее приготовил к необычной процедуре: купанию зимой в святом источнике. Какие чувства испытывали мои единомышленники, остается только догадываться. Мой товарищ, бывший десантник Олег Симонюк, правда, проговорился, что было страшнее, чем прыгать с парашютом. Первым в воду зашел я. Как ни странно купаться зимой в ледяном ключе, комфортнее, чем летом. Зимой ты из отрицательной температуры окружающего воздуха попадаешь в положительную - источника. Так если на улице мороз градусов 20, то гораздо приятнее находиться в воде, температура которой плюс 4 градуса. Каждый из нас окунался с головой три раза, соответственно, крестясь перед каждым погружением. Из воды вылетаешь с прытью, на которую ты способен. В первую секунду после купания, лицо многих искажают непроизвольные гримасы. Создается впечатление, что это бесы вылетают из тебя, недовольные тем, что ты посмел нарушить их покой. Затем по телу твоему разливается приятная теплота, как - будто тебя подключили к мощному источнику неведомой энергии. Холода ни тело, ни голова не чувствуют. Испытываешь сильнейший восторг. Ощущения такие, словно ты обновил каждую клеточку своего организма, стал чище, набрался святости.

Переночевав в гостинице «Вятка», утром, 31 декабря, мы выехали в село Великорецкое. Добрались до него благополучно.

Настоятель отец Тихон сначала отвел нас в трапезную, где вместе с монахами отведали скромной, но вкусной, монастырской пищи. Затем один из послушников показал нам дом, в котором мы будет жить. Стоит он на самом берегу реки Великой, буквально в ста метрах от святого источника. Мы расположились на втором этаже. Вместе с нами жили еще три человека. Самому младшему Сергею было лет 17, Георгию – 23. Старшим был Олег, послушник, работающий экономом в монастыре. Все - из Кирова. Нам указали кровати, на которых мы будем спать, дали чистое белье. Убранство комнаты самое скромное, мебели почти никакой. Посреди избы возвышалась круглая печь. Раньше такие печи мне видеть не доводилось. В диаметре она около двух метров, высотой - метров 6. Снаружи печь обита толстым железом. Тепла от нее хватало на сутки.

Распорядок дня у нас был монастырский: подъем в 7 часов утра, в 8 часов мы уже были на службе в церкви. Длилась она 3,5 – 4 часа. После службы – обед в трапезной, вместе с монастырской братией. После обеда каждому из нас давали посильную работу. Один день мы работали в храме, убирали мусор, другой – очищали ото льда купель, вырубали ступеньки на склоне холма. Перед Рождеством нас послали в лес за молодыми соснами. Мы выбрали несколько штук, наиболее красивых и привезли на санях. Несколько сосенок мы поставили в храме, украсив их елочными гирляндами, остальные разместили на улице, по дороге к церкви. С 16 часов начиналась вечерняя служба, которая продолжалась до половины седьмого. Затем все шли на ужин. После него у братии и у нас было свободное время. За день уставали так, что спать ложились уже в 9 вечера.

Глядя на своих, более молодых спутников, я опасался, а не устанут ли они от такого истового служения Господу. Однако сын мой Андрей и Олег безропотно вставали каждое утро в 7 часов, для того, чтобы к 8 быть на службе. Неизгладимое впечатление производила совместная трапеза с монастырской братией. Проходила она на втором этаже большого каменного дома, на территории монастыря. В большой комнате размером 8 на 10 метров находились, и кухня, и столовая, где стоял массивный стол, метров 6 длиной, за которым мы и принимали пищу. Все блюда подавались дежурившими по очереди послушниками. Во время еды один из послушников читал жития и поучения святых отцов. Так что, пищу мы вкушали не бездумно и торопливо, а с благоговением, внимательно слушая чтение. До и после трапезы обязательно молились Господу. Обстановка была очень торжественная. Трудно передать словами ощущения, которые мы испытывали, обедая вместе с братией, что-то близкое одновременно к восторгу, благоговению и смирению. Восторг оттого, что никогда ранее не доводилось испытывать таких светлых и радостных чувств, благоговение вследствие того, что мы, аз есть недостойные, сидим за одним столом с молитвенниками и послушниками, смирение – от бесконечного уважения к братии, которая всю свою жизнь посвящает служению Господу.

В январе 2008 в монастыре было немноголюдно, всего 5 монахов, два послушника и несколько человек трудников. Я не назвал точную цифру паломников, потому что количество их постоянно меняется, приезжают одни, уезжают другие, поток этот неиссякаем. За то время, что мы там были, монастырь посетило около двадцати человек из Москвы, Ухты, Кирова и Кировской области. Каждому приезжающему в монастырь потрудиться, находится посильная работа. Кто-то занимается заготовкой дров, кто-то на кухне готовит обед для братии, художники расписывают иконостас, маляры-штукатуры отделывают стены. Женщины моют полы в храме, выносят мелкий мусор, вытирают пыль. Каждое утро, настоятель монастыря отец Тихон распределяет объем работ, который необходимо сделать, планерки эти проходят минут сорок. На них в мельчайших деталях планируется объем работ на день для каждого работника, чувствуется, что и настоятель и работники просто вжились во все монастырские проблемы. Разговор протекает в форме неторопливой беседы, где уважительно выслушивается мнение каждого, и оперативно принимается оптимальное решение. Как разительно эта планерка отличается от тех, «производственных» в миру, на которых начальники накачивают своих подчиненных, нередко переходя на крик.

На следующий день после приезда в Великорецкое мы пошли к реке Великой, на берегу которой находится купель заполненная водой святого источника. Мы вызвались навести там порядок: срубить лед со ступенек, очистить от наледи деревянный пол, разбить пешней лед в купели и очистить ее ото льда. Морозы стояли под 30 градусов, поэтому лед в купели был довольно толстый, 5 – 7 сантиметров. Вся работа на святом источнике заняла часа два. Приведя все в надлежащий вид, мы искупались в источнике и побежали в дом, временно приютивший нас на святой вятской земле. Там нас уже ждал горячий чай с лимоном. Согревшись под одеялом, мы уснули сном младенцев, проспав часа три до ужина.

В своем повествовании особо хотелось бы сказать о службах, проводимых братией каждый день утром и вечером в теплой монастырской церкви. Одновременно службу вели пять - шесть человек: настоятель, монахи и послушники. Молитвы и песнопения братии оказывают сильнейшее действие. Службы проходят как бы на одном дыхании. Молитва читается негромко, но выразительно, с чувством, порой при пении голоса звучат в диссонанс, однако эти недостатки не производят впечатления ошибок, настолько сильное впечатление оказывает служба на каждого из нас. Здесь я впервые понял, что не столь значимы слаженность пения и постановка голосов, гораздо важнее та вера, которую ты имеешь в душе, молитвенно обращаясь к Господу. Благодать Господня настолько явственно присутствует при службах, что ты каждой клеточкой своего тела чувствуешь ее.

Живя в монастыре, начинаешь понимать, как мало надо человеку для счастья и нормальной жизни, что все эти блага так называемой «цивилизации» за которые мы так держимся, на самом деле нам не нужны. Если не будет пищи и воды, все остальное уйдет на второй, третий, десятый планы. Деньги превратятся в ненужную бумагу. Монах, живущий в монастыре, не имеет ничего, кроме личных вещей, и, тем не менее, жизнь его гораздо более эмоционально насыщена, окрашена в более яркие краски, нежели наша. Он не цепляется за блага цивилизации, проводя в молитвенном состоянии большую часть своей жизни. Все время он проводит в трудах - духовных и физических.

Наша цивилизация, подобна змее, пожирающей свой хвост, она уничтожает себя и землю, на которой живет. Как шагреневая кожа, уменьшаются территории, на которых могут жить люди, отходами своей жизнедеятельности мы губим окружающую среду, подобно раковой опухоли стремительно развивается научно технический прогресс, толкая человечество в никуда. Гонка вооружений давно приняла немыслимые размеры, мы можем многократно уничтожить все живущее на земле, и не видно конца конфронтации Запада и Востока. Все ожесточеннее борьба за ресурсы, выдумана теория «золотого миллиарда», на который должно работать все остальное человечество. Мы погрязли в грехах, а корчим из себя хозяев земли, мы беспомощные муравьи на нашей планете и в один миг можем быть уничтожены вселенским катаклизмом за грехи наши. Задумываясь о судьбах человечества, начинаешь понимать, что такое вера православная, почему мы так не похожи на Запад и почему, несмотря на нашу сегодняшнюю слабость, нас так боятся и ненавидят. Россия сегодня духовный оплот православия, она - третий Рим, подножие престола Господня.

В обычной жизни, одолеваемый заботами я нечасто задумывался над смыслом бытия. Как важно современному человеку, развращенному «благами цивилизации», вот так, однажды сорваться с насиженного места перед праздниками, и поехать по святым местам. Пожить, поработать, пообщаться с людьми, сделавшими смыслом жизни свое служение Господу. Поездка, которая длилась чуть больше недели, дала мне такай заряд православной духовности, веры, что его хватило до следующего крестного хода.

Н Лудников.

Записки странника, 2008г.

фото Олега Симонюка

Пользователь запретил комментирование поста

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru